Адвокат Ежов Антон Валентинович

Святитель Иоанн Златоуст, имеющий несомненный дар красноречия, начинал свою деятельность с адвокатуры

Святитель Иоанн ЗлатоустСвятителя Иоанна Константинопольского называют по-славянски Златоустом.

(Для справки: "Святитель" это тот же Святой, который был епископом при жизни).

Это же имя в Антиохии звучало как Хризостом, и за выдающееся красноречие Иоанна так именовали ещё и при жизни. Являясь современником многих великих проповедников, Иоанн, однако, был не просто мастером слова, которое было обращено к разуму и душам людей того века, в его речах и ныне живущим можно найти много ценного для ума и сердца.

Иоанн родился в Антиохии примерно в 347 году в состоятельной семье одного чиновника. Язык общения в семье был греческий, семья принадлежала к культурному эллинистическому кругу малоазийского общества, что наложило отпечаток на личность Иоанна. Высокая культура личного общения, аристократическое благородство облика и известная светскость в обхождении отмечалась теми, кто его окружал.

Отца Иоанн потерял почти сразу после своего появления на свет, и все заботы о воспитании мальчика взяла на себя мать, Анфуса. Она решила дать ему классическое образование, занималась с ним по началу сама, а потом отдавала его в школы знаменитых учителей «сирийских Афин». В результате, Иоанн оказался учеником и у высококлассного специалиста в области риторики антиохийца Ливания. Иоанн, ещё в 14-летнем возрасте наблюдая за событиями гонений на христиан императором Юлианом Отступником, изучал Святое Писание и сформировал в себе твёрдые убеждения относительно приверженности к христианству. Учитель риторики Ливаний между тем, при жизни Юлиана являлся его пособником, а после смерти императора оставался по своим убеждениям язычником-софистом. Особой вражды к христианам Ливаний не испытывал, поэтому мать Иоанна и решилась отправить к нему на курсы высшего красноречия своего сына.

Софист Ливаний очень надеялся на то, что Иоанн, лучший из его учеников, сумеет влить в язычество свежую силу слова. Ораторский талант Иоанна был очевиден, но при этом ещё более очевидны были устремления его души. И не смотря на то, что Ливаний предлагал ему стать преемником по профессуре красноречия, Иоанн не пошёл на это. Ливаний тяжело переживал потерю для своей кафедры ученика, превзошедшего учителя, но «похищенного христианами».

По окончании образования Иоанн стал работать адвокатом. На адвокатском поприще Иоанн весьма преуспевал, благодаря своему ораторскому таланту. Его блестящие успехи гарантировали ему столь же блестящую будущность, ведь обретая известность, он мог иметь изобилие в доходе, а также мог бы сделать значительную государственную карьеру. Для управления провинциями в то время правительство нередко приглашало именно адвокатов. Движение по карьерной лестнице того времени вполне могло дать ему возможность стать с начала подпрефектом, затем префектом, потом патрицием, а далее—консулом. В сане консула ему был бы гарантирован и титул «знаменитый» - illustris. Но он очень скоро убедился в том, что на этом поприще положительно влиять на антиохийцев ему практически невозможно. Он видел, что защита в рамках закона имеет определённые ограничения, и что касается битвы с пороками общества, то было очевидно: закон может лишь частично оградить людей от зла, но совсем не в состоянии исцелить общество от корней зла. Молодой Иоанн со своими друзьями посещал театры, цирки и другие заведения, наполняющие пустоту светской жизни людей – это тоже наталкивало его на определённые размышления по поводу смысла жизни. В результате, Иоанн пришёл к решению стать священноиноком. Мать Иоанна пришла в ужас от такового выбора сына – он не смог сразу осуществить таким образом своего намерения, и лишь после её кончины смог всецело предаться аскезе и жизни среди сирийских пустынников.

Святитель Иоанн ЗлатоустЧрезмерное усердие в аскетизме подорвало слабое здоровье Иоанна – в пустынножительстве он приобрёл пожизненный тяжёлый катар желудка. К тому же среди пустынников преобладали люди достаточно антиинтеллигентнонастроенные. Таковой образ жизни не оказался для Иоанна спасительным. Наставник Иоанна Златоуста – Мелетий, вернувшийся в Антиохию из 6-летней ссылки после гибели гонителя императора Валента в 379 году, вызвал из пустыни молодого Иоанна Златоуста в клир и поставил его диаконом. В то время у Златоуста уже написан ряд его работ – «О священстве», «О монашестве» и другие. О нём уже говорили как о выдающемся проповеднике. Став пресвитером, он в течении 12 лет силой своего слова укрощал народные бунты в Антохии, призывал к исправлению жизни своей паствы и старался воздействовать на «сильных мира сего» дабы те уделяли хоть что-то из своих богатств на тех, кто жил в нищете. Он использовал любую возможность для того, чтобы улучшить положение бедных и обездоленных.

Иоанн жил довольно длительное время в провинции, но затем его призвали в архиепископское служение в столице Антиохии. Столичная роскошь не только светского мира, но и клира вызвала у Иоанна стойкую непримиримость. К тому же не все клирики отличались дисциплинированностью и стали попадать под канонические запрещения архиепископа Иоанна. Он дал приказ удалять из домов цельбатных (то есть давших обет безбрачия) клириков их подозрительных «сестёр», потребовал от богатых диаконис и представителей клира отказа от бросающейся в глаза роскоши, его архиепископское жилище имело вид скромного, а не барского дома.

Святитель Иоанн ЗлатоустВ своих проповедях Иоанн стал обличать богатых, указывать на недостатки придворных нравов. Высший слой общества приобрёл, таким образом, враждебное настроение по отношению к Златоусту-обличителю, к тому же за ним закрепилась слава гордеца, так как Иоанн отказался ходить по обедам приглашавших его богатых граждан. На самом деле, Иоанн просто не мог себе позволить ту пищу, которую ему предлагали в гостях, так как его больной желудок требовал совсем простой еды – по большей части Иоанн обходился рисовой кашей.

В наведении порядка относительно дисциплины в среде клира Иоанну помогал диакон Серапион, который был в своей неуступчивости столь усерден, что добавлял оппозиционных настроений и протестов в высших слоях общества.

С приходом к власти в Константинополе императрицы Евдоксии, противники Иоанна постарались использовать все возможности для внесения раскола между архиепископом и императорской семьёй.

Иоанну Златоусту пришлось на некоторое время отъехать из Константинополя в Малую Азию, куда он был вызван рассорившимися между собой епископами Ефесской митрополии. Он был приглашён туда в роли третейского судьи разобрать дело. Златоуст увлечённо принял на себя функции миротворца. Ефесскому митрополиту Антонию Малоазийские епископы предъявили обвинения в неправильных хиротониях многих епископов, и Иоанну Златоусту было поручено выяснить, на сколько основательны таковые обвинения. Внимательно изучив дело, Златоуст пришёл к выводу, что хиротонии были во множестве случаев незаконными, поэтому Антоний и 13 поставленных им епископов были низложены.

Столь смелый и в тоже время справедливый подход в данном третейском разбирательстве вызвал значительный резонанс не только в Малой Азии, но и далеко за её пределами. Вместо традиционных на тот момент тихих и непубличных разбирательств подобного плана, которые фактически оставляли всё без значительных изменений, было проведено серьёзное рассмотрение дела, которое, впрочем, не могло обойтись без скандального шлейфа. К тому же дело разбиралось на Александрийской кафедре, которую на тот момент занимал честолюбивый Феофил, и Константинопольский архиепископ Иоанн Златоуст своим третейством невольно расширял компетенцию своего влияния на Ефесские области. Возникла целая борьба кафедр, и к тому же в Константинополе к возвращению Иоанна Златоуста уже была сплетена противниками архиепископа интрига, призванная внести разлад между императрицей и главой Константинопольской кафедры.

Святитель Иоанн ЗлатоустИоанн златоуст не был по сути тем, кто умеет приспосабливаться и угождать всем, кто был им недоволен при дворе, в обществе, епископате и монашестве. Его обличительные речи с кафедры относились и к самой императрице. Так, например, императрица Евдоксия решила устроить шумное торжество на площади перед храмом святой Софии по случаю воздвижения там её статуи. Иоанн не мог смолчать по этому поводу и зная о том, что ему предстоят гонения он говорит своей пастве с кафедры: «Вы знаете действительную причину, почему хотят погубить меня. Это потому что я не распоряжался расстилать перед собой богатых и дорогих ковров, что я не хотел одеваться в одежды, шитые золотом и шёлком, что я не очень любил удовлетворять чувственности этих людей… Меня гонят не за богатство и не за то, что я совершил какое-то преступление. Если бы это было так, то я должен бы был приходить от этого в смущение. Нет, меня гонят за то, что я люблю вас… Ещё живо потомство Иезавели, ещё Иродиада беснуется, она пляшет, она требует головы Иоанна…Всё устремляется к нечестию…»

Недовольство при дворе было соединено с настроениями мщения епископа Александрийского Феофила, который собрав 30 епископов прибыл в Константинополь с богатыми подношениями для императорского дома, имея лишь одну цель – устроить судилище над Иоанном. Феофил со множеством противников Иоанна сумел извергнуть Иоанна на соборе, на котором Иоанн Златоуст и не присутствовал. В числе разных вздорных обвинений Златоусту вменялась политическая вина – подрыв императорской власти прямым обличением её с церковной кафедры. Таковая крайность суда неправомерного собора напугала даже саму императрицу Евдоксию. Однако, она согласилась на временное удаление Иоанна Златоуста из столицы. Иоанн же просил только о том, чтобы над ним был совершён правильный соборный суд.

Наконец, Златоуста тайком увезли через Мраморное море в Никомидию, из-за чего в народе начался настоящий бунт. Паства, потерявшая своего Златоуста, требовала утопить Феофила в Босфоре. Императрица поддалась панике и потребовала возвращения Иоанна, послав к нему с особым курьером письмо, где уверяла о своей личной непричастности к его высылке и просила его вернуться в Константинополь.

Иоанн не хотел возвращаться в столицу и требовал справедливого суда над собой. Но народ вернул своего архипастыря, хотя интриги и гонения после его триумфального возвращения не закончились. Результатом дальнейших хитросплетений, организованных его врагами, стала тайная высылка Иоанна «в неведомые народу области». Бунт низов, которые узнали о том, что Иоанна Златоуста вывезли в неизвестном направлении, вылился в погромы и поджоги. Горела кафедра Софийского храма, базилика, дворец, Сенат. Некоторые приверженцы Златоуста, которых прозвали «иоаннитами» были казнены. Самого Иоанна увезли в глухое селение в Закавказье, где местные жители оказали между тем ему почёт и дружеское участие.

Феофил однако продолжал беззаконие, докладывая о своей победе над Златоустом в Рим. Папа Иннокентий I получил , впрочем, не только донесения Феофила, но и докладные письма и апелляции от Златоуста и верного ему константинопольского клира. В результате Феофил был уличён в несправедливом суде, но заступничество Рима всё-таки не помогло урегулировать ситуацию. Политические перипетии сплелись с войной кафедр. Врагами Иоанна было предпринято всё для дальнейшей изоляции Златоуста, причём уже слабого, истощённого архипастыря стали перевозить ещё в более глухое место – в приморский город Питуинт (ныне Пицунда). Не доехав до него, возле селения Команды Иоанн Златоуст уже упал без сил. Его занесли в церквушку св.мученика Василиска, где он и предал Богу свою душу со словами: «Слава Богу за всё!»

Вам нужен адвокат? Наши адвокаты квалифицированно помогут Вам, представляя Ваши интересы в суде. Звоните по телефонам: (495) 40-929-40.

Мотева Ольга © МОО «Правовая защита»